солома в башках
прилетела в Ташкент.
двумя постами ниже рассказывала о подруге Морт и о М.
на тот момент, когда я была в Питере и мы с Морт переписывались на эту тему, все вроде бы утихло. точнее, я так думала.
в ташкенте образовалась небольшая группа бывших одноклассников - Морт, М., Л., Т. и А., которые вместе собираются и гуляют. я примкнула к ним, понятное дело, потому что мы всегда все дружили и встречаемся каждое лето. я и Морт - единственные представительницы женского пола в этой компании.
Морт - хорошая. она мягкая, она не ругается матом, она вообще не ругается, не кричит, не пошлит, она спокойная, рассудительная и, наверное, по определению других милая и нежная. в общем, воплощение практически идеальной девушки. я же - колючая, немного агрессивная, за словом в карман не полезу, активно использую мат, ну и вы поняли.
сидим обсуждаем что-то, у меня вновь непроизвольно вырывается матерное выражение, и М., чертов М., в которого я была влюблена до безумия, говорит - какая же ты мерзкая.
он
говорит
мне
что я
мерзкая.
МЕРЗКАЯ.
гспди, как же неприятно мне было. как же мерзко мне было слышать это от него, как же мне хотелось ударить его по лицу, разбить ему нос, задушить его, разорвать его.
я вижу, как он смотрит на нее. я вижу, как он убирает ее волосы, когда они сидят рядом и читают текст с одного источника. я вижу, как ее волосы касаются его руки и он не убирает ее, хотя бы так сделала. я вижу, как он стоит сзади нее, близко к ней, и вдыхает ее запах.
и говорит мне, МНЕ, которая была влюблена в него несколько лет, МНЕ, которая считает его своей первой настоящей любовью, МНЕ, которая никогда не забудет эту любовь и эти чувства, что я МЕРЗКАЯ.
мне хочется выцарапать ему глаза и сломать руки.
с Морт мне не удавалось остаться наедине и поговорить, потому что мы были в компании. до вчерашнего дня.
-Морт, - говорю я, - а теперь скажи мне, что у тебя с М?
она делает круглые глаза: -ничего. я тебе тогда писала, этим все и кончилось.
-да? я не знаю, конечно, может мне просто кажется, но я вижу, что ты ему нравишься.
она говорит что-то, придумывает отговорки, а потом, чувствуя мой внимательный и недоверчивый взгляд, признается: -да, Настя. ничего тебе не кажется. когда мы с ребятами были в горах (они были за неделю до моего приезда), он признался мне там, что я ему нравлюсь. сказал, что изменится ради меня. я предложила подождать до 1 августа, и потом все решить.
напомню вам, что у Морт есть парень, с которым они встречаются 7 лет, собираются пожениться, но не виделись уже больше года, потому что сейчас он работает в Москве.
-а как же твой парень? - спрашиваю ее.
-ой, Настя, я не знаю. мы с ним давно не виделись и... не знаю. он относится ко мне, как к ребенку. слишком опекает меня. как будто мне шестнадцать-восемнадцать лет, и всегда все слишком романтично, всегда шоколадки-цветочки, он даже из Москвы хочет мне на ташкентский телефон денег класть, меня это раздражает
-ну ты и охуевшая, - говорю я.
я люблю Морт и желаю ей счастья. я ненавижу М. ровно настолько сильно, насколько любила его когда-то.
и в то же время, мне так обидно. мне так ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ обидно, что почему, черт побери, ЕЙ ОН СКАЗАЛ, ЧТО ИЗМЕНИТСЯ БЛЯДЬ РАДИ НЕЕ, А СО МНОЙ ОН ТОГДА ПРОСТО ОБОРВАЛ ВСЕ ОБЩЕНИЕ!?
а может, я себе это все придумала? то, что нравилась ему, по крайней мере.